» Статьи на русском » Социология » Социализация личности в условиях изменения социальной обстановки

Социализация личности в условиях изменения социальной обстановки

Вопрос о социальном развитии личности обычно замещается, особенно в зарубежной социологии и социальной психологии, но иногда и в отечественной, вопросом о социализации.

В широком смысле слова термин “социализация используется для обозначения процесса, “в ходе которого человеческое существо с определенными биологическими задатками приобретает качества, необходимые ему для жизнедеятельности в обществе... Теория социализации призвана установить, под влиянием каких социальных факторов образуются те или иные особенности личности, механизм этого процесса и его последствия для общества”. При такой общей трактовке психологические исследования, посвященные любым аспектам развития психических функций, способностей и свойств личности, могут рассматриваться в этом контексте. Однако в социологии и социальной психологии обычно используется специальное определение термина. Социализация рассматривается при этом как процесс, обеспечивающий включение человека в ту или иную социальную группу или общность. Формирование человека как представителя данной группы, т.е. носителя ее ценностей, норм, установок, ориентаций и т.п., предполагает выработку у него необходимых для этого свойств и способностей. Если при широком истолковании термина можно допустить, что “индивидуальность - не предпосылка социализации, а ее результат”, то, как мы видим, специальное его значение указывает на процесс, направленный на противоположный результат, а именно на формирование не индивидуальных, а так называемых “модальных” или “типичных” для данной группы свойств и структуры личности.

Социализация в специальном смысле слова является чрезвычайно важным для общества в целом и различных групп социальным процессом. Он осуществляется с помощью социальных механизмов, обеспечивающих достижение общественных и групповых целей. Эти механизмы связаны в основном с действием социальных институтов общества (институтов воспитания, семьи, разнообразных организаций и т.п.) и специальных средств группового влияния и контроля. Институциональная и групповая социализация преследует цели, определяемые общим типом социально-экономической формации, идеологическими и политическими системами общества. В соответствии с их характером и требованиями она задает лишь общее направление, общий характер и рамки формирования человека как представителя данной общности или группы. Качественный анализ направленности этого процесса, идеологическая и нравственная оценка норм, ценностей, установок, ориентаций и т.п., вырабатываемых у человека как представителя общности или группы, позволяют судить о том, является ли такое преобразование личности желательным и необходимым в общественном плане. В ряде случаев анализ требований и ценностей группы, интернализованных ее членами, показывает, что эффективный процесс подобной социализации как раз и лишает человека возможности подлинного социального развития, заставляет его вырабатывать убеждения, ориентации, свойства и склонности, нежелательные для общества в целом и для его прогрессивных групп.

Как социальный процесс, в который вовлекаются индивиды, социализация специфична в том отношении, что только социальные механизмы не могут обеспечить достижение заданных обществом или группой целей. Необходимо “срабатывание” сложных психологических и социально-психологических механизмов, связанных с социальной регуляцией поведения человека, интернализацией им норм и ценностей, преобразованием структуры личности и т.п. Включение этих механизмов “переводит” социальный процесс на принципиально иной уровень социально-психологических процессов и закономерностей. На этом уровне социальное развитие личности не сводится исключительно к процессам социализации. Более того, мы полагаем, что последние не являются наиболее специфичными и эффективными для социального развития личности ни в психологическом плане рассмотрения, ни с точки зрения достижения необходимого обществу результата - формирования гражданина.

Важнейшей закономерностью процесса социального развития личности мы считаем наличие в нем двух противоположных тенденций - типизации и индивидуализации. Тенденции эти по-разному проявляются на тех или иных стадиях социального развития и у различных индивидов. Многообразные виды стерео типизации, формирования заданных группой и общих для ее членов социально-психологических свойств и т.п. служат примерами первой тенденции. Примерами другой - являются накопление человеком индивидуального опыта социального поведения и общения, выработка своего отношения к предписываемым ему ролям, формирование личностных норм и убеждений, систем смыслов и значений и т.д. Социализация учитывает лишь первую тенденцию, но только сочетание обеих тенденций приводит к формированию активной жизненной позиции человека.

Любой процесс развития человека, в том числе и социального, - это процесс его индивидуального развития в рамках, в контексте, в условиях общества, социальной группы, социальных контактов, общения. Каждый человек сам - индивидуально, лично, непосредственно - проходит путь социального развития. Усвоение знаний, включенных в общественное сознание, не может заменить человеку процесс его личного социального опыта, накапливаемого в результате индивидуального постижения социальных закономерностей. Развитие человека протекает в индивидуализированных и конкретных условиях и ситуациях, в процессе личностной деятельности и общения, что характеризует подлинную его биографию. Мы приходим к выводу, что только социализация (в специальном смысле слова) не обеспечивает формирование гражданина. Последнее является результатом сложного сочетания процессов социализации и индивидуального социального развития личности.

Социализация - это процесс усвоения индивидом определенной системы знаний, норм, ценностей, ролей, в результате которого он способен функционировать в данной конкретно-исторической обстановке. На первых этапах формирования личности социализация осуществляется через общение, обучение, воспитание, затем через практическую деятельность, распредмечивание форм культуры и цивилизации.

Итак, исходя из вышеизложенного, социализация сельского ребенка в условиях городской школы – это усвоение системы знаний, норм поведения, ценностей, ролей и культуры городского общества, коллектива городской школы, существенно отличающейся от системы знаний, норм и ценностей сельской школы.

Это процесс динамичный, постоянный, потому и развитие личности - непрерывно действующий процесс. Личность, застывшая в своем развитии, в своих устремлениях, - это уже деградирующая личность, ибо жизнь общества, социальная жизнь находится в постоянном изменении, движении. Чтобы, например, оставаться хотя бы на том же уровне профессиональной подготовки, человек должен ежедневно воспроизводить через деятельность опредмечивания и распредмечивания свои профессиональные навыки. Если же он вследствие хронического алкоголизма, наркомании, тяжелых заболеваний центральной нервной системы и других подобных причин перестает воспроизводить свою социальную сущность, личность может “умереть” в живом организме (индивиде).

Тривиальное “навязшее в зубах” утверждение, что школа - первый социальный институт для ребенка, что именно там он получает свой жизненный опыт, начинает присматриваться и действовать в мире взрослых, очень редко выступает базой для оценки деятельности школы. Конкретным воплощением такого подхода могут быть анализ процесса принятия решения различных школьных проблем и контроля за их выполнением, соотнесение прав учителя и учащихся (хотя обычная практика школы делает такое соотнесение очень простым из-за почти полного отсутствия прав у учеников).

Традиционная организация школьной жизни более всего отвечала задаче воспроизводства существующих социальных отношений, образцов поведения, социальных установок. Воспроизводство - а не созидание, репродукция - а не творчество. В современной ситуации требования к школе меняются. Свобода и саморазвитие как цель образования достаточно уже полно и четко освоены мировой педагогической наукой и практикой, однако для нашей школы такие задачи только осознаются как актуальные. Вся организация жизни в нашей все еще советской школе направлена на формирование у детей крайне жесткой однозначной социальной позиции.

Школа выступает для ребенка первой и основной моделью социального мира. Именно школьный опыт помогает осваивать те законы, по которым живет взрослый мир, способы существования в границах этих законов (различные социальные роли, межличностные отношения и др.). Передача происходит не только и не столько на уроках и классных часах через публичные выступления и задушевные разговоры учителей, а всей атмосферой жизни школы, нормами, по которым она живет. Только при взаимном соответствии содержания школьной жизни (связанной с тем, как коллектив учителей понимает цели образования вообще, своей школы и проч.) и выбранных организационных форм можно говорить об осознанном подходе к школе как к институту социализации.

Основной характеристикой наличной социальной ситуации в городской школе и обществе вообще выступает ее нестабильность. Навряд ли можно найти хоть одну сферу нашей жизни - экономика, политика, культура, образование и др. - положение в которой воспринималось бы как устойчивое. Единственное постоянство, имеющее место в настоящее время, - постоянство нестабильности.

Социальная нестабильность может быть рассмотрена с точки зрения ее проявления на трех взаимосвязанных уровнях: общества в целом, социальной группы и личности. На собственно социальном уровне нестабильность представлена кризисом большинства нормативных представлений. Осмысление существовавших норм и ценностей как явлений прошлого само по себе не ведет к созданию каких-либо новых представлений. Они существуют лишь в залоге долженствования, и их формирование требует специальной проработки на уровне как общественного, так и индивидуального сознания. Вторым проявлением социальной нестабильности в обществе представляется усиление социальной стратификации. Мы далеки от иллюзии, что в нашем обществе когда-нибудь существовала социальная однородность, однако в последнее время эта стратификация становится значительно более очевидной особенно между мигрантами из села и городскими жителями. А также увеличивается число критериев этой стратификации. Возникают такие социальные группы, которых не было раньше, или же принадлежность, к которым не была актуальной идентичностью для человека.

Эти, на первый взгляд, далекие от реальной практики рассуждения, на самом деле достаточно тесно с ней связаны. Проблема кризиса существовавших и незыблемых до последнего времени в обществе единых и непротиворечивых ценностных представлений приводит ко многим педагогическим сложностям, с которыми мы сталкиваемся в школе. С одной стороны, нормативный кризис может приводить (и приводит) к отказу от норм вообще. Это находит свое проявление в расширении криминальных и антигуманных форм поведения. С другой стороны, возникновение совершенно новых или реставрация старых, но одинаково нетрадиционных для бывшего советского общества ценностей и стандартов поведения. Все это определяет и новые для нашей педагогики задачи создания условий для осознанного выбора (самостоятельного построения) своей собственной нормативно-ценностной системы среди множества разных социальных представлений, существующих в обществе.

Не менее существенно проявление социальной нестабильности сельских мигрантов на социально-психологическом уровне. Во-первых, рост числа ситуаций, в которых конкретная группа не имеет нормативных предписаний о целях и результатах своей деятельности (как идущих “сверху” - в собственном групповом опыте). Во-вторых, можно говорить о возникновении нового типа социальных общностей. Они построены не по привычному для нас “производственному принципу”, с его жестким ролевым расписанием, иерархической структурой власти и подчинения, минимальными выборами и ответственностью каждого члена группы, а на принципиально вариативных, гибких началах, которые предполагают паритетные отношения участников, способность группы к самоорганизации и саморазвитию. Для школьного психолога все эти изменения проявляются при работе с авторскими школами, разнообразными гимназиями, колледжами, лицеями. Во-первых, педагогические коллективы часто не осознают тех социально-психологических последствий, которые связаны с выходом из-под власти администраторов министерства, РОНО и др. Во-вторых, чисто организационные изменения (иногда просто смена названия) воспринимаются педагогами как серьезные содержательные инновации, которые должны тут же дать положительный эффект.

Наконец, проявления социальной нестабильности могут быть рассмотрены и на индивидуально-психологическом или личностном уровне. В самом общем виде, наверное, можно говорить о возможных личностных проблемах, связанных с нарушением временной перспективы (“жизнь в прошлом”), повышением тревожности, деструкцией социальной идентичности и многим-многим другим. Следует отметить, что если первые два уровня влияния социальной нестабильности в большей степени связаны с реализацией проектировочных форм работы, то личностный уровень, конечно, в большей степени связан с психологическим консультированием сельских школьников в городской школе.

Актуальной же ее особенностью является протекание процесса самоопределения в ситуации нестабильности общества в целом и, в частности, кризиса привычных норм и ценностей. Таким образом, потенциальная объективная заданность трудностей юношеского самоопределения вытекает прежде всего из самого факта дестабилизации социальной жизни, который выражается, возможно, не только и не столько в отсутствии норм социального поведения, сколько в том, что сегодня они не образуют четко структурированных нормативных моделей. В итоге современный подросток оказывается не только на традиционном возрастном “перекрестке” выбора в самом широком смысле этого слова, но и в ситуации, когда установленные на нем общественные “светофоры” дают противоречивую информацию, а то и не работают вовсе. Однако социальная реальность в своей динамике дана подростку не непосредственно, а через те или иные изменения в ведущих институтах социализации - в семье и в школе. Остановимся на этом подробнее.

Как же изменился сегодня процесс межпоколенной трансляции норм, во многом задающий особенности юношеского самоопределения? В ситуации социальной нестабильности родителям, которые хотят видеть своего взрослеющего ребенка успешным, зачастую уже недостаточно просто передать ему накопленный опыт - у них просто нет опыта жизни в новых условиях. В то же время, в ситуации столь быстрых социальных изменений очень сложно предположить, какие ценности и стандарты поведения будут адекватны завтрашнему дню, еще труднее - передать своему ребенку те ценностно-нормативные модели, которым не следуешь сам и не всегда можешь полностью принять. Подростки же, которые не несут на себе груза прежних социальных ценностей, находятся в плане адаптации в совершенно ином положении - для них новое совсем не обязательно вступает в противоречие с уже усвоенным. Эта ситуация в некотором смысле напоминает положение в семьях эмигрантов: как показывают исследования подростки в них гораздо быстрее родителей приспосабливаются и принимают новые нормы жизни, во многих отношениях переставая ощущать старшинство своих менее адаптированных родителей. И это неудивительно - ведь одна из функций семьи состоит в защите и поддержке подростка в моменты его первых самостоятельных социальных действий и самоопределений, а если родители сами социально неуспешны, то они в восприятии ребенка теряют свои функции “защитников”. В подобной ситуации подростковая самостоятельность оказывается во многом вынужденной: не основанная на подлинной уверенности в себе, она представляется скорее попыткой скомпенсировать страхи и обиды “брошенного” без помощи ребенка.

Итак, делегирующее поведение родителей сельских детей, обучающихся по тем или иным причинам в городской школе, является одним из факторов, который, умножаясь на общую дестабилизацию социальной жизни, может провоцировать формирование у детей ощущения собственной зависимости и тревожности, затрудняя процессы социального самоопределения.

Формы и методы управления процессом адаптации сельских учащихся к условиям городской школы

Основные элементы концепции ситуационного подхода к диагностике образа жизни людей и анализу механизма социокультурного процесса уже излагались. Здесь лишь подчеркну, что образ жизни каждого человека отличается неповторимыми чертами, формирующимися в силу специфики условий его жизнедеятельности и его личностных свойств. Вместе с тем тенденции к поддержанию или изменению структуры образа жизни опосредуется совокупностью обстоятельств, формирующих ситуацию, или социально-культурный контекст жизнедеятельности социальных субъектов.

Как уже отмечалось, термин “ситуация”, с одной стороны, обладает категориально-теоретическим статусом: он входит в язык описания объекта и служит инструментом его анализа. С другой стороны, понятие “ситуация”, обозначая совокупность действительных обстоятельств жизнедеятельности субъекта, обладает и онтологическим статусом, т.е. статусом реального (объективного) существования. Последняя позволяет в ходе ситуационного анализа образа жизни акцентировать различные аспекты контекста жизнедеятельности социальных субъектов.

Ситуация - это обстановка, совокупность значимых для социальных субъектов условий и обстоятельств, оказывающих непосредственное или опосредованное влияние на структуру и содержание их жизнедеятельности, на весь характер их общения и взаимодействия с природным, культурным и социальным окружением. Можно определить ситуацию как имеющую определенные пространственно-временные границы, значимую для воспроизводства и развития социальных субъектов динамическую ценностно-практическую организацию внешних обстоятельств бытия социальных субъектов, “втянутых” в орбиту их жизнедеятельности и непрерывно модифицирующих содержание и направленность их жизненной и социальной активности.

Рассмотрим теперь функции непосредственной жизненной среды (НЖС), от которых зависит формирование обозначенных выше человеческих качеств. Разумеется, что последние оказывают обратное воздействие на саму эту среду.

Представляется целесообразным выделить 9 таких функций. Среда должна быть адаптирующей, контролирующей, стабилизирующей, аккумулирующей, инновативной, демократичной (субъектной), коммуникативной, защищающей и идентифицируемой.

1. Под адаптацией понимается адаптация индивида к изменениям среды, к интенсивному и ускоренному развитию общества в целом. Адаптация - одна из центральных, наиболее многосторонних функций НЖС, соединяющая в себе освоение “ценностей развития”, стереотипов образа жизни инновативного типа, навыков общения и психологических качеств, о которых речь шла выше.

2. Контролирующая функция, строго говоря, является элементом адаптационного процесса, однако мы выделяем ее, поскольку в современных условиях, и в особенности под воздействием научно-технического прогресса, происходят изменения в характере и средствах социального контроля. Хотя в НЖС действуют общесоциальные ценности и нормы, они могут сильно трансформироваться ею. Вместе с тем “воспитание средой”, обстановкой является в обществе мощным средством адаптационного процесса.

3. Стабилизирующая функция отражает ее качество организованности, упорядоченности, инерционности. Причем речь идет как о ее пространственно-временной, так и о социокультурной стабильности, “обжитости” (наличие привычной обстановки, налаженных связей, общения и т. д.). Стабильность организации НЖС есть важнейшее средство экономии физических и интеллектуальных ресурсов, предпосылка образования культурных корней и духовной оседлости.

4. Особо выделяя аккумулирующую функцию, мы хотели бы подчеркнуть важность накопления социального и культурного потенциала индивидов, их психологической вооруженности. Причем не всяких, а по принципу всеобщее, универсальное - в единичном, т.е. местном. Так, научно-технический прогресс создает технические предпосылки выравнивания “стартовых возможностей” людей, живущих в центре и на периферии, в больших городах и поселках, посредством их подключения к общегосударственным информационным системам. Всеобщность, универсальность - мера развитости НЖС.

5. Инновационную функцию мы понимаем достаточно широко - как сумму предпосылок, способствующих переориентации на “цели развития”, проявлению инициативы, формированию поискового, интенсивного типа образа жизни, выходу индивидуальной активности за пределы наличной культуры. Инновационная функция предполагает также создание такого жизненного тонуса, который способствовал бы росту психологической мобильности, мобилизации психоэмоциональных ресурсов индивида.

6. Качество демократичности НЖС может быть раскрыто через такие понятия, как гласность и осведомленность (реализация права гражданина “знать и участвовать”), обратная связь индивида и групп с институтами, принимающая решения относительно НЖС, открытость этой среды, взаимная терпимость и уважение людей, здесь живущих.

7. Качество коммуникативности НЖС в содержательном плане означает наличие блока общих ценностей (консенсус), установка на взаимопонимание, развитие навыков диалогического общения и правил общежития; в структурном - наличие развитой системы локальных и универсальных связей общения, механизмов их сохранения во времени.

8. Защитная функция НЖС состоит в ее роли гаранта действенности главных социальных ценностей и осуществления гражданских прав людей, обеспечения их безопасности и психологического комфорта, в выполнении “барьерных функций” (фильтр) по отношению к воздействию внешней среды (снятие средового стресса и общего антропоэкологического напряжения и утомления), в конечном счете - в сбережении физических и интеллектуальных ресурсов.

9. Под идентифицируемой понимается та НЖС, которую считает знакомой, обжитой, “персонализированной”, в конечном счете своей. Здесь очевидна связь с функциями адаптации и стабилизации, однако с индивидуальной, социально-психологической точки зрения.

Ключевая методологическая позиция нашего подхода - диалектическое двуединство основных функций НЖС. Так по целям своего функционирования она должна быть одновременно адаптирующей и развивающей. По значению функции НЖС должны быть одновременно локальными и всеобщими, универсальными. По типу организации НЖС одновременно есть объект, деятельность которого направляется обществом и самоорганизуется, самоуправляется местным населением. Наконец, по своему предметному содержанию она представляет собой разнокачественную совокупность, начиная от “внешних” материальных и социальных предметов и вплоть до субъективной среды индивида, ее глубинных социальных и психологических смыслов.

Следующий шаг декомпозиции жизненной среды - это выявление иерархии элементов ее составляющих. С точки зрения организации процессов социального воспроизводства и возможностей его регулирования в этой иерархии есть пять основных элементов:

1. Внутренняя среда индивида, т.е. моделируемое сознанием представление о “своей” среде, ее совокупный образ. Можно сказать, что это мысленная модель жизненной среды индивида, ее некоторая нормативная концепция. Основа этой модели - ядро жизненно-важных ценностей плюс представление о способах (ресурсах) их реализации. Степень субъективности этой среды, естественно, наивысшая, так как она постоянно воспроизводится индивидуальным сознанием.

2. Первичная экоструктура индивида, т.е. его необходимое жизненное пространство, собственная “персонализированная среда обитания. Степень ее субъективности очень высокая, контакты постоянны, носят личностный и часто интимный характер, основа организации - семейно-групповые ценности и нормы.

3. Групповая экоструктура. Здесь уже главным действующим лицом является неформальное объединение (группа). Это - среда сообщества, возникающая на основе общности целей и увеличенных ресурсных возможностей, создаваемых внутригрупповым разделением труда. Степень субъективности этой среды в целом высокая, однако зависит от статуса индивида в группе, этим же регламентируется и доступ к ресурсам.

4. Организация (школа, учреждение, институт). Это также среда сообщества, но институционально организованного, формального. Здесь индивида окружают ролевые ожидания, возникающие на основе организационных установлений (норм, правил, предписаний).

5. Внешняя среда. Для индивида это, прежде всего нормативно-ценностный фон, т.е. нормы-рамки, а также нормы-цели, т.е. общественные ориентиры и идеалы. Это - объективная, но подчиняемая желаниям и действиям индивида среда.

Создание такой жизненной среды, которая способствовала бы воспроизводству нужных сегодня обществу человеческих качеств, не требует значительных дополнительных материальных ресурсов. Достижение названной цели потребует прежде всего изменений в общественном сознании и психологии как учителей, так и учащихся, которые бы выдвинули проблему человеческих качеств и среды их воспроизводства в разряд центральных ключевых проблем реформ. Подчеркнем еще раз: именно от формирования человеческих качеств зависит перевод социальной системы на “рельсы” социального развития. Надлежащие принципы организации жизненной среды - важное средство социализации личности учащихся.

Рассматривая процессы социализации в определенном обществе в конкретно-исторический период, необходимо принимать во внимание, что социально значимые элементы культуры имеют здесь свою пространственно-временную и социально-структурную распределенность, границы которой важно знать, чтобы выявить локусы социализации и их дифференцированную доступность для членов общества в разные возрастные периоды. Выделение в культуре ее специализированных и неспецифичных сфер позволяет отличить процессы и институты, связанные с приобретением знаний и навыков при специальной профессиональной подготовке от тех, что характерны для общего образования и непосредственного внепрофессионального жизненного опыта.

Конкретизировать содержание социализации можно, обратившись к концепции образа жизни членов общества. В качестве его структурных составляющих выделяются модусы социокультурной жизнедеятельности людей, т.е. общераспространенные и культурно установленные “поля” самореализации людей как представителей общества и культуры. Если рассматривать их с точки зрения содержания приобретаемых и используемых знаний и навыков, можно выделить следующие:

• организация материальных и социальных слоев жизнедеятельности: профессиональная деятельность, домашний труд, приобретение и потребление товаров и услуг;

• личностное развитие: приобретение общего образования и профессиональной подготовки, общественная активность, любительские занятия;

• социальная коммуникация: формальное и неформальное общение, путешествия, передвижения внутри населенного пункта;

• восстановление энергетических затрат: потребление пищи, соблюдение личной гигиены, пассивный отдых и сон.

Одним из элементов социализации личности является освоение ребенком окружающего мира, осознание своей взаимосвязи с ним, формирование духовно-ценностной и практической ориентации в нем. Важную часть окружения любого человека составляет региональная среда (город, село) с ее специфическим культурным наследием. Слово “наследие” этимологически близко к выражению “идти по следам”, то есть пользоваться тем, что уже существует. Следовательно, объекты культурного наследия являются не только памятниками, свидетельствующими об уровне творческой деятельности людей прошлого, но и содержат в себе определенную степень пригодности для сегодняшнего дня, “для живой жизни” (Т.А. Славина). Пригодность выражается в том, что объект культурного наследия значим, полезен, необходим современному человеку, как в утилитарном, так и духовном отношении. Он является воплощение и выражением общечеловеческих, вневременных ценностей.

Отечественные психологи и педагоги (Л.С. Выготский, А.И. Васильева, А.В. Кирьякова и др.) указывают на то, что процесс освоения окружающего мира предполагает активное взаимодействие субъекта с действительностью. Попытки “внести” в сознание ребенка готовые знания, готовые оценки, минуя их собственную деятельность, - бесполезны. Поэтому задача педагога состоит в том, чтобы создать наиболее благоприятные условия для активного освоения культурного наследия как ценности.

Прежде всего, необходимо выделить несколько важных моментов в формировании знаний о городе как ценности:

• освоение информационного поля (познание ребенком разносторонней информации о самом объекте как памятнике истории и культуры);

• сознание аксиологической значимости данного объекта с точки зрения социума, общества;

• трансформация усвоенных учащимся общезначимых ценностей в ранг личностно значимых (в ходе выполнения познавательных и творческих заданий, рефлексии).

Copyright 2004, iBOOKCASE.